Интервью Владимира Путина агентству «Блумберг» 1 августа 2016 года

В первый день работы Восточного экономического форума, проходящего во Владивостоке, Президент Российской Федерации Владимир Путин дал интервью информационному агентству Bloomberg. В ходе беседы глава государства затронул темы развития территорий Дальнего Востока, сотрудничества с Китаем, а также вопрос Курильских островов, принадлежность которых оспаривает Япония.

Полная версия интервью на канале Вести-24

Запись в хорошем качестве с youtube-канала Dmitryi Sitnikov

ВЭФ-2016 и Дальний Восток

Президент РФ Владимир Путин в интервью Джону Миклетвейту заявил, что ВЭФ — это в первую очередь способ привлечь внимание партнёров России и потенциальных инвесторов к Дальнему Востоку.

«Обычно, когда мы говорим о Дальнем Востоке, мы имеем в виду и собственно Дальний Восток — Приморский край, Хабаровский край, это Камчатка, это Чукотка, но это и так называемая Восточная Сибирь. Если всё это вместе взять, то вся эта земля содержит колоссальные ресурсы: это нефть, газ, это 90% запасов российского олова, 30% запасов российского золота, 35% запасов леса, здесь добывается 70% российской рыбы, в этих водах», — рассказал российский лидер в интервью Bloomberg.

Путин также отметил потенциал Дальнего Востока для развития авиационной и космической промышленности.

«Мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока новый российский космодром. Здесь традиционно развивается авиация, в том числе и боевая. Известные во всём мире самолёты Су производятся именно на Дальнем Востоке России. Наконец, мы возобновляем здесь производство морских судов, прежде всего гражданского назначения», — проинформировал глава государства.

Президент рассказал и о планах развития в регионе театральной и выставочной деятельности.

«Мы открываем здесь филиал петербургского Мариинского театра. Планируем здесь открыть также филиалы петербургского Эрмитажа, Вагановского балетного училища», — заявил Путин.

«Но есть ещё одно направление, которое для нас очень интересно и перспективно, кроме всего, что я перечислил выше, — это биология моря, — обратил внимание глава РФ. — Традиционно и на протяжении многих лет здесь находится один из ведущих институтов академии наук России — как раз по изучению биологии моря. Вы знаете, мы здесь запускаем новый центр, при нём мы построили океанариум, который должен быть не просто площадкой для публики, которая, думаю, будет получать удовольствие от общения с живой природой, но это ещё и часть самого Института биологии моря. Здесь складывается интересный, перспективный кластер, и нам бы очень хотелось, чтобы наши потенциальные инвесторы, наши коллеги из зарубежных стран, прежде всего из стран АТР, знали о нём больше».
Курильские острова

На вопрос журналиста Bloomberg о возможности передачи Курильских островов Японии Владимир Путин ответил, что Россия не торгует территориями.

«Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и на удивление он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять, а затем и Советский Союз как бы свёл тоже на нет все договорённости в рамках этого договора. Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали — мы пошли навстречу», — отметил президент.

Глава государства подчеркнул, что речь идёт не о каком‑либо обмене или продажах. «Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей», — пояснил Путин.

При этом президент прокомментировал договорённость о передаче КНР части территории острова Тарабаров, которую привёл в качестве примера журналист Bloomberg.

«Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет — хочу это подчеркнуть, 40 лет, — и в конце концов нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой», — обрисовал ситуацию российский лидер.

По его словам, это стало возможным исключительно на фоне высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. «И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие‑то компромиссы», — уверен Путин.

Президент РФ обратил внимание на принципиальную разницу между вопросом, связанным с японской историей, и ситуацией с российско-китайскими переговорами.

«Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплён в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими‑то военными конфликтами не имеют, — подчеркнул Путин. — Если кому‑то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому‑то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать — пожалуйста, флаг в руки, начинайте».
Товарооборот с Китаем

Владимир Путин отметил, что Россия и Китай к 2020 году вполне способны достичь торгового оборота в $200 млрд, несмотря на падение курса рубля и цен на нефть. При этом глава государства подчеркнул, что западные санкции никак не влияют на отношения Москвы с Пекином.

«У нас сложились отношения беспрецедентно высокие и по уровню, и по качеству, мы их называем «всеобъемлющего партнёрства и стратегического качества»… Что касается наших торгово-экономических отношений с Китаем, то они на сегодняшний день всё больше и больше приобретают диверсифицированный характер, чего мы постоянно добивались вместе с нашими китайскими партнёрами. Обратите внимание: кроме чисто торговли, причём традиционными товарами (с одной стороны, скажем, энергоносители — углеводороды, нефть и теперь уже газ, нефтепродукты, с другой стороны, допустим, текстиль и обувь), мы перешли совершенно к другому уровню кооперации. Мы работаем, допустим, уже по космическим совместным программам», — рассказал президент РФ.
Взлом серверов Демпартии США

Российский лидер прокомментировал прозвучавшие в адрес Москвы обвинения в том, что она якобы причастна к взлому базы данных Демократической партии США. Президент подчеркнул, что Россия не занимается хакерскими атаками на государственном уровне.

«Я, честно говоря, даже не мог себе представить, если сказать вам откровенно, что информация подобного рода может представить интерес для американской общественности. Что, оказывается, предвыборный штаб одного из кандидатов — в данном случае госпожи Клинтон — работал на неё, а не равномерно на всех кандидатов Демократической партии. Да мне просто в голову не приходило, что это может быть для кого-то интересно», — отметил Владимир Путин.

По его словам, в конечном счёте важно не то, кто совершил взлом, а представленная общественности информация, которая содержалась в базах данных. «Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими-то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал», — добавил глава государства.
G20 и мировая политика

По мнению Путина, «Большая двадцатка» собиралась как площадка для обсуждения прежде всего вопросов мировой экономики и ей не стоит вмешиваться в международную политику.

«Конечно, политика влияет на экономические процессы — это очевидный факт, но если мы туда переложим какие‑то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки» и вместо того, чтобы заниматься вопросами финансов, вопросами структурных изменений экономики, вопросами ухода от налогообложения и так далее, будем бесконечно спорить по проблемам Сирии или по каким‑то другим мировым проблемам — их достаточно много, по ближневосточной проблеме начнём дискутировать. Для этого лучше находить другие площадки, другие форумы, их достаточно — ООН, например, Совет Безопасности», — пояснил российский лидер.
Будущий президент США

Отвечая на вопрос, с каким из кандидатов на пост президента США предпочёл бы иметь дело Владимир Путин, российский лидер отметил, что фамилии не главное. «Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договорённости… И конечно, нужно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа: тогда у него будет не просто желание, но и подкреплённая политическая воля для того, чтобы исполнять все эти договорённости», — высказал точку зрения глава РФ.

Он добавил, что Россия никогда не вмешивалась, не вмешивается и не собирается вмешиваться во внутриполитические процессы в США.

При этом Путин подчеркнул, что Москва приветствует любые заявления о готовности работать с Россией. «А если кто‑то, как вы выразились, хочет от нас избавиться — это совершенно другой подход. Но мы и это переживём, здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе, — заявил президент. — Вы понимаете, в чём дело, я уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход».
Отношения с Турцией

Говоря о потеплении отношений между Москвой и Анкарой, Путин заявил, что это стало возможно после извинений Турции за гибель россиян.

«Турция принесла извинения за инцидент, который произошёл, сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошёл на это, и мы видим явную заинтересованность президента Турции в полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Чёрного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока», — отметил российский лидер.

По его словам, у двух стран имеется также взаимное стремление достичь договорённости по сирийской проблеме. «Что касается действий Турции (ввода наземных войск на территорию Сирии. — RT) — мы находимся в контакте с нашими турецкими партнёрами. Всё, что противоречит международному праву, мы считаем недопустимым. Но мы находимся в контакте и на политическом уровне, и на уровне Минобороны, Министерства иностранных дел. Уверен, что и на встрече с президентом Турции господином Эрдоганом в Китае мы тоже будем об этом говорить», — добавил Путин.
Сирийский кризис и США

«Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой‑то президент должен уйти, — слышу не внутри страны, а со стороны, — это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто — и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, — мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма», — подчеркнул глава РФ.

«То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти, у меня большой вопрос: а к чему это приведёт? Вообще соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества, а набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри?» — добавил президент.

Комментируя переговоры по Сирии с США, Владимир Путин отметил, что они продвигаются «очень тяжело». «Одна из кардинальных сложностей заключается в том, что <…> так называемая здоровая часть оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джебхат ан-Нусра»*. А у нас складывается впечатление, что «Джебхат ан-Нусра» и иже с ней мимикрируют, другими названиями себя уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы. Это пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из‑за границы. И по сути наши американские партнёры с этим согласны, но они не знают, как это сделать (отделить умеренную оппозицию от террористов. — RT)», — пояснил Путин.

Тем не менее российский лидер заявил, что Москва и Вашингтон находятся на правильном пути, несмотря на все трудности. «Не исключаю того, что в ближайшее время можем уже о чём‑то договориться и предъявить мировой общественности наши договорённости. Пока об этом рано говорить, но мне кажется, что мы двигаемся в нужном направлении», — подвёл итог глава государства.

Источник: https://russian.rt.com/article/319175-putin-v-intervyu-bloomberg-my-ne-torguem

=========================================================
Тема Курил прозвучала в преддверии переговоров с японским премьером. Российский президент подчеркнул, что Россия не торгует территориями, но решать вопрос о заключении двустороннего мирного договора необходимо. В интервью были затронуты и экономические вопросы, и внешнеполитические проблемы.

Основная тема переговоров с Японией на высшем уровне не меняется уже несколько десятилетий — это Южные Курилы и заключение мирного договора. Главный редактор информационного агентства «Блумберг» подробно расспросил Владимира Путина об этой проблеме.

Джон Миклетвейт, главный редактор агентства «Блумберг»: «Кажется, намечается политическая сделка. Возможно, вы отдадите один из Курильских островов в обмен на серьезное экономическое сотрудничество, его наращивание. Готовы ли Вы к такой сделке?»

Владимир Путин: «Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас еще в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять, а затем и Советский Союз свел как бы тоже на нет все договоренности в рамках этого договора. Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, мы пошли навстречу. Речь не идет о каком-то обмене, о каких-то продажах. Речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей».

Джон Миклетвейт, главный редактор агентства «Блумберг»: «Но а вы сейчас к этой сделке близко подошли? Ближе, чем в 1956 году?»

Владимир Путин: «Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но во всяком случае мы возобновили диалог на этот счет и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу».

Отвечая на вопрос, почему в 2004 году Россия передала Китаю остров Тарабаров, Путин подчеркнул, что эта территория отошла КНР в результате сорокалетних переговоров и благодаря высокому уровню доверия между странами. Журналист пошутил, может, Россия отдаст и Калининград?

Владимир Путин: «Я Вам скажу без всяких шуток. Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать – пожалуйста, флаг в руки, начинайте».

Другая тема интервью – Турция. Отношения с Анкарой испортились после инцидента в небе над Сирией в ноябре прошлого года.

Джон Миклетвейт, главный редактор агентства «Блумберг»: «Вы как-то изменили свое отношение к президенту Эрдогану? Вы говорили, что он ударил вас в спину, когда был сбит российский бомбардировщик».

Владимир Путин: «Прежде всего мы исходим из того, что Турция принесла извинения за инцидент, который произошел, за гибель наших людей. Сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошел на это, и мы видим явную заинтересованность президента Турции в восстановлении, полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Черного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока».

Что же касается главного совместного проекта — газопровода «Турецкий поток», российский лидер уверен, что его строительство будет доведено до конца. Как минимум для поставок топлива в саму Турцию.

Спросили Путина и о недавнем вводе турецких войск на территорию Сирии. Москва находится в контакте с турецкими партнерами. По словам президента, все, что противоречит международному праву, Россия считает недопустимым.

Другая тема — переговоры с американцами по Сирии. Недавно в Женеве Лавров и Керри беседовали целых 12 часов. Диалог идет очень тяжело.

Владимир Путин: «Мы настаиваем, и против этого не возражают наши американские партнеры, что так называемая «здоровая часть» оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джабхат ан-Нусра». А у нас складывается впечатление, что «Джабхат ан-Нусра» и иже с ней мимикрируют, другими названиями себя там уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего».

Тем не менее движение идет в правильном направлении и о российско-американском плане по Сирии может быть объявлено уже в ближайшее время.

Говоря о недавнем скандале в Соединенных Штатах — взломе хакерами сервера Демократической партии, Президент опроверг причастность Москвы к кибератаке. Как подчеркнул глава государства, Россия не вмешивается во внутренние дела США и готова работать с любым американским лидером.

Что же касается кандидатов в президенты Америки, по мнению Владимира Путина, они должны действовать более спокойно и уравновешенно.

Владимир Путин: «Уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход. В то же время нам присылают всякие сигналы со всех сторон, что на самом деле все хорошо. И в прежних администрациях так было в ходе предвыборных кампаний, что мы там все восстановим потом».

Во время этого большого интервью подробно обсудили и ситуацию на нефтяном рынке. Россия выступает за заморозку добычи. И, несмотря на текущие цены, продолжает инвестировать в развитие отрасли. Нестабильность на мировых рынках негативно влияет на российский бюджет. По словам президента, сокращаются расходы, которые не являются первоочередными.

Владимир Путин: «Мы решаем основные задачи социального характера, выполняем обещания перед населением. Сейчас только правительство объявило о том, что мы проиндексировали пенсии на четыре процента, но второе полугодие не индексировали, зато в начале следующего года сделаем единовременную выплату в размере пяти тысяч рублей для каждого пенсионера, которая, в общем-то, сопоставима с компенсацией. Мы действуем очень прагматично и очень осторожно. Не собираемся бездумно раскидывать наши резервы и бездумно жечь их в угоду каким-то политическим амбициям».

Президент заявил, что страна не нуждается во внешних займах. Для обеспечения экономической стабильности достаточно собственных резервов.

Дмитрий Кочетков